Китайская экспансия в Сибири и на Дальнем Востоке

февраль, 2020 китайская экспансия

Реальная ли угроза китайской экспансии в Сибири и на Дальнем Востоке или это вымысел интернетных конспирологов? Иногда пишут о ползучей китайской угрозе. Но по большей части, такие материалы - дезинформация.
В Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Владивостоке, Благовещенске, Чите, Иркутске и т.п. вы не найдете на улицах толп китайцев. Если уж говорить о какой-то экзотике и специфике Дальнего Востока, связанной с миграционными процессами, то она здесь будет отражать общероссийские реалии.
То есть на улицах дальневосточных городов бросаться в глаза вам будут те же выходцы из бывших советских республик Средней Азии. Их вы увидите в качестве работников сферы обслуживания, транспорта, строительства и т.д.
Популярны рассказы, что мол китайские мужчины женятся на русских девушках с целью ассимиляции и легализации в РФ. Если вы увидите на улице какую-нибудь смешанную пару молодых людей разных рас (европеоидной и монголоидной), то скорее всего один из них будет совсем не китаец. Скорее всего это будут корейцы, которые поселились на дальнем Востоке после присоединения к нашей стране Южного Сахалина в 1945 году. А если это будут не российские корейцы, то скорее всего уроженцы Бурятии или Якутии, а может быть представители коренных малочисленных народов Амура.
Если вам удастся увидеть людей восточной внешности в рабочей бедной одежде – это северные корейцы, которые трудятся на некоторых отечественных предприятиях. В основном в лесном комплексе.
Что касается китайцев, то их еще можно увидеть на остатках вещевых рынков, очень популярных в девяностых и нулевых и все более уступающих сетевым магазинам дешёвой одежды и интернет торговле. Сейчас этот бизнес уже «прошлое». Китайца вы сможете увидеть ещё в качестве туриста.
Если от свидетельств переходить к какому-то аргументированному обоснованию, то первое, что можно отметить, средний уровень жизни в КНР в этом десятилетии превзошел уровень жизни в России. Бурный экономический рост в КНР привёл к тому, что энергичному человеку из северной (пограничной с Россией) провинции, проще уехать за заработком в южные развитые города своей страны, а не в Россию.
В начале нулевых китайских гастрабайтеров стали заменять выходцы из Средней Азии, их труд стал более дешёвым для местного работодателя.
То есть экономических причин — основных для миграционных процессов – нет.
Угроза референдума на Дальнем Востоке, в ходе которого китайское большинство захочет отделиться, пусть останется в мифах пропагандистов и либералов. Нет этого и в помине. Есть слабая экономика региона, есть отток населения на запад страны, есть проблема высоких цен и тарифов. Да и еще масса других проблем, специфических для дальневосточников и общих для всей страны. Но, это уже другой разговор…
^Наверх